RSS 2.0   Сделать стартовой   Добавить в избранное
· Головна
· Керівництво
· Галерея
· Архів статей
· Каталог посилань
· Каталог файлів
· Інформація для абонента
· Пошук на сайті
· Саме популярне
· Статистика сайту
· Додати новину
· Адміністрація

Наші послуги
· Нормы
· Телефони та реквізити
· Відключення боржників
· Тарифи для інших споживачів 2014
· Нормативно-правова база
· Оформлення житлових субсидій
· Нормативно-правова база - стар.
· Тарифи на централізоване водоспоживання 2015
· Тарифи для інших споживачів 2016
· Передача показників водомірів
· Запрошення до участі у торгах
·  INTERNATIONAL INVITATION FOR TENDERS
· Запрошення до участі у торгах
·  INTERNATIONAL INVITATION FOR TENDERS
· Тарифи 2017
· Тарифи в інших країнах
· Тарифи в інших містах України
· Динаміка централізованого водопостачання
· Динаміка централізованого водовідведення
· Складові тарифів
· Тариф на централізоване водопостачання
· Тариф на централізоване водовідведенення
· Методика виконання нарахувань при зміні тарифу
· Додаткові послуги
· Публічна інформація
· Заборгованість з оплати спожитих послуг
· Інвестиційна програма 2017
· Інвестиційна програма 2018

Оберіть мову інтерфейсу:





Для розміщення кнопки-посилання на наш сайт

Миколаївводоканал

розмістить у себе наступний код



ПРЕЗИДЕНТ УКРАЇНИ
Верховна Рада України

МiнЖКГ
Миколаївська Міська Рада

МиколаївГАЗ

Приват24
ПриватБанк - Быстро оплатить

Rambler\'s Top100 Rambler\'s Top100 [Valid RSS]
Первый водопровод в Николаеве
Розмістив 22/09/2005 Trotsky

ГКП Николаевводоканал

ТАРАС КРЕМИНЬ

ПЕРВЫЙ ВОДОПРОВОД В НИКОЛАЕВЕ:

МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

 

Вопрос водоснабжения всегда оставался ключевым вопросом существования городов: что больших, что малых. Сразу после основания города Николаева (датой рождения, согласно указа князя Г.Потемкина, считают 1789 год) возникла идея обеспечить первых жителей питьевой водой: были обустроены фонтаны возле дворца князя в районе Яхт-клуба. Полуостровная территория города всегда славилась своими естественными источниками. Например, источник (фонтан) в Богоявленске (нынешняя часть города, расположенная в районе Поповой балки, нынешний Корабельный район Николаева) знаменит еще со времен средневековья.

Впервые мысль о постройке централизованного водопровода в Николаеве возникла еще во времена командования Черноморским флотом адмирала Н.С. Мордвинова, первого николаевского военного губернатора. И результат был налицо: уже в 1791 году в Николаев было отправлено 5000 гончарных труб для обустройства водопровода. В газете “Николаевский вестник” за 24 июля 1873 года сообщалось: ”в Богоявленске источники выдают ежесуточно 61000 ведер воды, из которых используют 16000, а 45000 - выпускаются в Буг”.

Первый историк Николаева, гидрограф Черноморского флота, контр-адмирал Н.М.Кумани подчеркивал  исключительность воды Спасска, которой пользовалось большинство жителей Николаева (колодец располагался в центральной части города). Исследователь припоминал, что когда-то, приблизительно в 20-х гг. 19 столетия, источник выдавал воду, которая выходила на поверхность столбом размером в чайное блюдечко (13-15 см). Вообще же было известно, что в 1792 году в городе было 4 колодца, в 1797 – десять: один в адмиралтействе, три – в пригороде и шесть - по самому городу.

Вскоре появились идеи построить Спасский водопровод на месте известного источника. Одна из идей принадлежала адмиралу А.С.Грейгу, тогдашнему военному губернатору города. В 1818 году он представил Александру І к рассмотрению проект николаевского городского водопровода. Несмотря на продолжительное молчание императора и Морского ведомства, строительство самотечного водопровода началось 10 ноября 1820 года хозяйственным способом. В работе были задействованы около 2000 каторжан, которые, получая вместо оплаты пищу, четко справлялись с поставленной задачей. Об этих и других деталях неоднократно вспоминал краевед Ю.Крючков в своих исследованиях.

Согласно проекту этот водопровод (канал) представлял собой подземную мину, оборудованную гончарными трубами. Автором этого плана был А.Рокур де Шарлевиль, хотя вскоре работы было переложено на инженера-гидротехника Б.В.Фан де Флиса, проект которого оказался совершеннее. Б.В.Фан де Флис тщательно исследовал особенности грунта и очертил территорию распространения водопровода. На самом деле его было запланировано проложить только в центральной части города: от Спасского источника к Адмиралтейству общей длиной 1683 сажени (около 3 км). Вначале водопровод планировали сделать чугунным, но, по справке Луганского литейного завода, к которой было добавлено и схемы труб, цена оказалась высоковатой, поэтому преимущество было отдано сверхпрочной глине. На протяжении незначительного периода был выполнен значительный объем работ.

Над самотечным водопроводом работали еще в 1824 и 1825 годах, и, возможно, в 1830 году. После того, как была запущена вода, трубы, к сожалению, не выдержали давления, и сеть была разорвана. Таким образом, централизованное водоснабжение прекратило свое функционирование чуть ли не на полстолетия, так и не начав своей полноценной работы.

В который раз вопрос о водоснабжении города Николаева был поднят на заседании Городской Думы в 1874 году только что созданной Первой подготовительной комиссией по благоустройству, которая рассмотрела предложение предпринимателя Шипова. Уже в следующем году, в марте, свой проект предложил инженер Губонин. Соответственно, вскоре были проведены анализы воды источников, рекомендованных предпринимателями профессором Новороссийского университета Вериго, который признал качество удовлетворительной; а санитарный врач Крицкий и Алтухов, независимо друг от друга, доказывали, что вода не отвечает требованиям и не может быть использована для централизованного снабжения, предлагая провести, в свою очередь, исследования других подпочвенных источников. Как не парадоксально, но решение о водоснабжении города было отклонено вновь.

Важной попыткой решить вопрос обеспечения водой города стало создание 40 водоразборных бассейнов. Жители должны были самостоятельно доставлять воду домой, оплачивая 2 копейки за ведро. В 1882 году Комиссия по благоустройству города в который раз выдвинула вопрос о централизованном водоснабжении Николаева на обсуждение в Городскую думу. Среди претендентов на окончательный проект постройки водопровода оказался инженер А.Г. фон-Брунгоф, который защищал интересы предпринимателя Фортен-Германна.

Впрочем, 11 июня 1883 года с ними же и был подписан договор-контракт на постройку в городе водопровода. Со временем историки назовут этот документ формальным контрактом. Предприниматели обязывались соорудить водопровод на протяжении 3-х лет от даты подписания договора, но вначале они обещали внести 50 000 рублей в залог деньгами или ценными бумагами, имея исключительное право эксплуатировать водопровод на протяжении последующих 45 лет. Город, со своей стороны, обеспечивал концессионерам сбор в размере 300 рублей  в сутки или же 109,500 руб. в год. Потребности города в воде достигали 300 000 ведер в сутки, а концессионеры планировали снабдить город необходимым количеством за счет 16-часовой подачи.

Сразу после подписания контракта инженер фон-Брунгоф начал работу над поисками качественной питьевой воды в границах города (таковым было требование), которая бы целиком отвечала поставленным требованиям (за образец бралась вода со Спасского бассейна и колодца Малышева). Инженер сосредоточил свои усилия в районе Водопоя, поэтому со временем был оборудован водосборный колодец с галереей протяженностью 110 м. 

Первый анализ найденной воды был выполнен профессором Киевского университета Гарнич-Гарницким, который отметил  неудовлетворительное качество воды, а уже известный профессор  Новороссийского университета Вериго дал совсем противоположный ответ. Как бывает в подобных случаях, были приглашены к проведению анализов независимые специалисты. Ними стали профессоры Санкт-Петербургского университета Доброславин и Киевского, Св. Владимира – Субботин. Они, в свою очередь, поддержали фон-Брунгофа и подтвердили высокое качество воды. Проблема была разрешена  окончательно профессором Московского университета Ф.Эрисманом, который только в 1886 году подтвердил неудовлетворительность результатов анализов большинства своих предшественников. Авторитет столичного специалиста был безоговорочным, поэтому на этом дело было приостановлено окончательно. А когда фон-Брунгоф отказался представить другие источники для водоснабжения в других районах Николаева, действия контракта были приостановлены окончательно (1888).

Начинались тяжелые года. Несколько позже были сделаны попытки в преодолении проблемы: по доверенности городской управы инженеры Штукенберг и Белявин проводили проверку существующих колодцев и сделали пробную буровую скважину в районе Поповой балки, но отсутствие необходимого финансирования и, наверное, огромного желания членов Городской думы прервало это дело еще на несколько десятилетий. Тем временем вода в городе была: общее количество колодцев было около двухсот, хаотически расположенных по городу и используемых непланомерно. Профессор Ф.Эрисман доказывал, что в Николаеве есть только два источника нормальной питьевой воды: в Спасском бассейне и “в месте на Песках, где расположены колодцы Городской, Малышева, Кононова, Эссена”.

В 1889 году Николаевской городской думой было установлены таксы на использование воды со Спасского бассейна. Для домашнего пользования бочка воды стоила 3, а для продажи по городу – 7 руб. За пользование водой из городских колодцев для водовозов и домашнего пользования цена составляла 6 коп/ведро, в ручную посуду – 2 копейки.

Важно отметить, что еще в 1892 году николаевский архитектор Штукенберг в своей записке на имя городского Головы доказывал, что есть возможность использовать ингульскую воду для местного снабжения, что обеспечило бы Первую Адмиралтейскую часть города с казармами, больницей и приютом водой. Минимальным оснащением для этого мог стать насос (на керосине) с мощностью в 4 лошадиные силы (подобная практика была распространенной во многих городах Российской империи), но, к сожалению, эта идея не получила одобрения.

В 1894 году состоялось особое заседание в Николаевском отделении Императорского русского технического общества по вопросу обустройства водопровода в Николаеве. Представители комиссии решили, что сначала  следует исследовать подпочвенные источники путем бурения скважин. Первыми такими стали 5 буровых скважин возле городского колодца, выполненные под руководством Л.Юстуса. Со временем, по результатам бурений, комиссия пришла к выводу, что этой воды станет вполне достаточно, поэтому не следует даже и планировать водоснабжения города на основе рек: лучше всего использовать подпочвенную воду, которая отвечает гигиеническим требованиям. Также было запланировано составить план работ и смету денежных затрат относительно поиска иных водоносных горизонтов, а потом представить это в Николаевскую городскую управу на рассмотрение и утверждение. 

Вскоре в Думе состоялось очередное заседание, на котором инженер В.Вебер, один из инициаторов восстановления поисковых работ воды, проектирования и строительства важных объектов, старался уверить присутствующих в постройке двойного водопровода (на основе подпочвенной воды – для питья, речной – для технического использования) и канализации. Во-первых, город бы сэкономил средства на строительстве, заведомо обеспечив санитарную безопасность. Поддержал эту идею николаевский Городской голова А.Соковнин в своем письме к градоначальнику. Он отмечал, что на протяжении последних 114 лет город Николаев пользовался водой колодцев, рек. По предварительным подсчетам смета составляла 1 292831 руб., но вскоре окончательно доведена до 1 400000 руб. С инженером был подписан договор, а также городом взято разрешение в Министерстве внутренних дел на кредит в размере 3 000000 руб. Деньги планировалось кредитовать в Бессарабско-Таврическом земельном банке сроком на 66 лет. Строительство должно было растянуться на 3 года. В залог были отданы городские земли. На протяжении первого года планировалось завершить работы над водопроводной сетью, рассчитанной на 1000 000 ведер воды, построить кольцевую магистраль и водонапорную башню.

В конце 1903 года под руководством Городского головы А.Н.Соковнина была создана Первая водопроводная комиссия, первое заседание которой состоялось только в начале 1904 года. Благодаря деятельности этой Комиссии 22 мая 1904 года состоялось значительное событие в жизни города – официальная закладка николаевского водопровода в районе нынешней водонапорной башни. На торжественную часть по случаю знаменательного события были приглашены градоначальник, контр-адмирал А.С. Загаранский-Кисель, контр-адмирал О. А. Энквист, Городской голова А.Соковнин, его заместитель Н.П.Леонтович, а также настоятели Николаевского Адмиралтейского собора, собора Рождества Богородицы,  протоиерей П.П.Еланский, причт Симеоно-Агриппининской церкви, хор певчих 37-го флотского экипажа и др.

На августовском заседании у городского градоначальника, в присутствии П.Греховодова, П.Михайлова, Г.Теодоровича, И.Баптизманского, Н.Постникова, главного инженера, автора проекта двойной постройки  (водопровода и канализации) В.Вебера, гражданского инженера К.Паризо-де-ла-Валета и инженера-технолога П.Менкини было наконец-то решено принять инструкцию к проекту постройки водопровода. К сожалению, Техническо-строительный комитет уже в самом проекте инженера заметил некоторые неточности. Как следствие: проект В.Вебера было отклонено частично, но разрешено построить только водоподъемные сооружения, фильтры, бассейны, причем на протяжении следующего года; также было решено сделать анализ воды и прийти к окончательному решению относительно мощности будущего водопровода и др.,  предоставив техническо-денежный отчет в определенный срок. Также в решении было указано, что в любом случае водопровод строить необходимо, но один, общий, вместо двойного.

Вначале были назначены торги на чугунные трубы, назначенные на 15 сентября 1904 года в помещении Комиссии. После отчаянных дебатов, которые возникли среди производителей труб, победил завод Н.П.Пастухова, с которым уже 21 сентября был подписан контракт. В конце апреля 1905 года, почти через месяц после вступления Второй Водопроводной комиссии в свои полномочия, была начата работа по прокладыванию основной сети чугунных труб со скоростью 7 верст в месяц. Руководил процессом прокладывания представитель Сулинского завода Тетельбаум. Конечно, в этой работе были и свои «ноу-хау»: была уменьшена 14-дюймовая магистраль на 10-дюймовую, исключены сопровождающие трубы, которые послужили  избежанию порчи магистрали. Со временем при просмотре сети и труб, которые должны прокладываться к домам, Комиссия решила уменьшить и толщину этих труб, что значительно сократило общие затраты на постройку водопровода.

Используя результаты исследований своих предшественников, Комиссией было запланировано реконструировать колодец №1, продолжать работы над колодцами №2 и №3 (за несколько лет их достроили и запустили),  продолжить исследования воды других колодцев и р. Ингул. Снова и снова велись отчаянные споры между сторонниками ингульськой (инициатор – С.Кузнецов) и подпочвенной вод, но дело осталось за последней.

Среди незначительных сооружений, которые значительно ускорили темпы подготовки водопровода к запуску, был деревянный бак на 7 тыс.ведер, который временно выполнял роль водонапорной башни, и, даже, водоразборной будки для водовозов. Он был расположен возле “зеленой мельницы”. Подключение деревянного бака сыграло двойную роль: было начато экспериментальное водоснабжение с целью проверки существующих систем, которое привело к открытию небольшого количества водоразборных будок в районе Херсонской улицы, вблизи Семеновской церкви, а в декабре 1905 года были подключены к сети  городская больница, казацкие казармы по ул. Садовой и др.

Следует заметить, что первое использование проложенных водопроводных сетей началось 1 апреля 1906 года, поэтому эту дату считают днем рождения современного предприятия. Именно с того времени началась  временная, экспериментальная эксплуатация водопровода, которая длилась 21 месяц, и закончилась 1 января 1908 года.  Уже в начале 1906 года в Комиссии было получено заявки от многих предприятий и организаций, которые желали заключить договор на водоснабжение. В свою очередь, это вызвало появление тарифов на услуги временного водопровода, которые выглядели таким образом: для частных пользователей – 30 коп. за 100 ведер, отпуск воды из будок – 6 коп. за бочку, 2 коп. за ведро, за водопой для скота – 1 коп. за голову.

В конце 1906 года было проложено 63 версты 396,16 саженей с 333 пожарными гидрантами и 345 задвижками разных диаметров; почти закончены работы над водонапорной башней (о которой чуть позже), приобретены электрические насосы для колодцев №2 и №3, построено еще три водоразборных будки и устроено 234 бесплатные домовые ответвления от магистральных труб на 1 сажень во двор. Кроме этого, было построено еще одну водопроводную будку на розе Соборной улицы и Сенной площади. Здание было достаточно оригинальным, выполненным из камня в готическом стиле.

Сравнивая опыт прокладки водопроводов в других больших городах Русской империи, хочется подчеркнуть главную особенность новой николаевской водопроводной сети. Прокладывая трубу на сажень во двор, город экономил на дальнейшем подключении к сети. К тому, были наложены штрафы на тех, кто несвоевременно к тому приобщался. В свою очередь, это привело к резкому увеличению количества абонентов, что стало маленькой сенсацией процесса увеличение абонентов. Следует заметить, что таких отвесных темпов роста не было даже в Москве, Киеве, Харькове. Так, например, водопровод Харькова (1878) имел в 1906 году 1384 абонента, Херсона (1886) – 850, Елисаветграда (1893) – 639, Смоленска (1890) – 368, Люблина (1899) – 186, Могилева (1878) – 400, Житомира (1898) – 230. Николаев только за первый год эксплуатации имел  уже 690 абонентов, а в конце 1908 года – 1327, что в несколько раз больше количества в других городах. Даже в Москве, где  подключение к водопроводу началось в 1899 году, на протяжении первого года количество абонентов составляло около семисот человек. Ничего подобного в истории водопроводного дела не отмечалось! Как следствие: на протяжении первых нескольких лет функционирования водопровода стоимость воды уменьшилась втрое. Не менее интересным есть  факт установки водомеров, которых только в 1906 году было установлено 234 штуки, а в 1907 – 835. Цены на воду Постановлением Думы от 28 февраля 1906 года за 100 ведер водопроводной воды была установлена в размере 25 коп.

1907 год был в самом деле решающим для Николаева, так как, в конце концов, водопровод был проложен в значительной части города, налажено еще 835 домовых ответвлений, водонапорная башня  была абсолютно готовой к эксплуатации, завершены обустройства исследовательской станции  для проверки и ремонта действующих водомеров, водопроводных слесарных и кузнечных мастерских. Все здания, которые было запланировано соорудить для обслуживания водопровода, не возводили заново, а переоборудовали старые – например, возле старой городской паровой водокачки на 3-й Песчаной, на чем было сэкономлено около 25000 руб.

Как был указан выше, проект водопроводной сети принадлежал Виктору Веберу. По его проекту за основу было взято использование воды  подпочвенных источников. Кроме этого, было включено в проект насосную станцию, отстойный  резервуар, машинное отделение, помещение для персонала и др.  Резервуар должен был находиться на уровне земли, имея полезную емкость около 530 тыс. ведер, откуда вода подавалась центральной паровой насосной станцией в сеть, а остальное – в водонапорную башню. Она служила уравнительным напорным резервуаром, общая стоимость которой, по  подсчетам инженера, составляла около 146 тыс. руб, не учитывая затраты на приобретение участка земли.

Городская управа признала эту сумму великоватой, поэтому  был объявлен специфический конкурс “наоборот” среди заводов-производителей - кто дешевле сделает башню из камня или кирпича высотой в 12 саженей с резервуаром на 50000 ведер воды. Московский, киевские, харьковские заводы были заинтересованы большой сметой башни в 40000 рублей, предлагая выполнить работы дешевле всех: завод Фицнера и Гампера в Сосновицах просил 36000 руб., а другое анонимное общество – 29000 руб.

Победителем объявленного конкурса стал московский завод Бари, ставший обладателем контракта благодаря деятельности большого ученого и инженера, почетного академика В.Г. Шухова. Стоимость башни  Шухова составляла 25200 руб., поэтому этот проект был принят единодушно городской комиссией. Несколько слов из истории: ее было впервые продемонстрировано еще в 1896 году на Нижегородской экспозиции. Она представляла из себя 26-метровую опору с баком для воды на 10 тысяч ведер, установленную на экспозиции в качестве экспоната. В газетах тогда о ней писали: ”Резервуар на 10 тысяч ведер питьевой воды помещается на вершине высокой башни, ставшей “гвоздем” программы. На Парижской экспозиции была башня Эйфеля, на Нижегородской – Бари”.

В октябре 1906 года в Николаеве были начаты работы по обустройству каменного фундамента под основное опорное кольцо башни. Металлические конструкции подвозили из Москвы. Скелет сначала собирался на болтах, которые по окончанию сборки заменили заклепками. Сооружение скелета башни, несмотря на морозы и сильные степные ветра, закончилось в начале 1907 года. Потом был собран резервуар для воды, а в марте башню было подключено к Николаевской водопроводной сети. Впечатляющим фактом изобретения Шухова в Николаеве было то, что ее вес был в 12 раз меньше, чем другие, да еще и легче самой воды, которую она аккумулировала. В.Шухов  доказал, что город сэкономил на этом около 20000 руб. На те времена это было наибольшее сооружение подобного типа в Русской империи по определению почтенных источников: энциклопедических изданий “Эфрона и Брокгауза”, материалов Водопроводных съездов и т.п., а к тому это была первая башня по проекту В.Шухова в мире. 

Итак, для нормального функционирования водонапорной башни необходимо было подавать в достаточном количестве воду: колодец №3 работал в беспрерывном режиме, а другие насосы - городского колодца и №2 – использовались в дни наибольшего потребления. Еще весной 1907 года насос компании “Вортингтон” должен был обеспечить город водой, заменив старый на новый в колодце №2, но это произошло лишь только в мае, 21 числа, когда его было доставлено, а уже 3 июня новый двигатель начал свою работу. Начиная из этого момента, Николаев еще долго не мог испытать потребность в воде.

Учитывая нестабильность в функционировании электрической станции, которые предопределяло значительные убытки, было предложено соединить работу башни с работой будущего водопровода, а для стабильности прибавить еще и несколько дизель-генераторов. Для реализации этой идеи был приглашен бывший городской инженер-электрик Рекач, который внес свои предложения, и уже со временем, после незначительных дополнений, проект был передан на рассмотрение в Комиссию второго созыва. Это так же стало своеобразным изобретением, достойным наследования другими проектантами водопроводов Русской империи.

 На протяжении временной эксплуатации водопровода было получено около 92 тыс. руб. прибыли. Это говорило о том, что городской водопровод за время хозяйственного типа функционирования не только перекрыл все эксплуатационные затраты, но и обеспечил  быстрое погашение себестоимости.  Длина сети составляла 71 версту чугунных труб, которая имела 1327 ответвлений (20 верст 68 садок железных труб); подача воды достигла 54 миллионов ведер, валовая прибыль достигала 47 тыс. руб., а в конце года – 121 тыс.руб.

За первые четыре года эксплуатации количество рабочих дней водопровода увеличилось до максимума. Выросло и количество абонентов, которых уже было 1496, а количество потребленной воды за год увеличилась от одного до сорока миллионов ведер. Чистая прибыль в конце 1908 года составляла более чем 220 тыс.руб. На пятом году существования николаевского водопровода уже существовало около 20 ответвлений на версту по городу, тогда как полтавский водопровод на втором году функционирования имел 13, петербургский – 16.

Торжественное освящение завершенного строительства Николаевского водопровода состоялось 17 мая 1909 года в присутствии градоначальника Зацаренного, городского председателя Леонтовича, членов Исполнительной комиссии, инженеров водопровода. В честь этой даты одна из улиц получила название Водопроводной.

14 декабря этого же года был заслушан доклад председателя Исполнительной комиссии по строительству городского водопровода Х.Матвеева относительно работы комиссии, а уже 16 декабря было сделано выводы Управы относительно приостановки деятельности упомянутой Комиссии. Была вынесена благодарность Голове и членам.

На заседании Городской думы 29 декабря 1909 года, подбивая итоги работы Водопроводной комиссии и выражая уважение наибольшим сподвижникам дела – бывшему городскому председателю А.И.Соковнину и председателю комиссии Х.М.Матвееву – Городской голова выдвинул идею вывесить фотографии активистов в Городской управе. Кроме этого, выразить благодарность всем причастным, вручить награды техническому и служебному персоналу и премировать, что, конечно, единодушно было поддержано присутствующими.

Итак, постройка водопровода все-таки была доведена до конца, несмотря на продолжительные отчаянные дебаты и кропотливую работу. Хотя празднование первого столетия водопровода еще впереди, но и сейчас длится работа над усовершенствованием производственных процессов на предприятии, работники которого своими усилиями улучшают условия жизни николаевцев.

Тарас Креминь

г. Николаев

Степная венеция

 

За последние годы интерес к истории родного края значительно возрос, и не только среди жителей Николаева, жителей одного из наилучших городов Европы. И тот факт, что центр судостроения, мощный промышленный центр развивался не без посторонней помощи - результат значительного культурного, технического, научного потенциала - подтверждает мысль об исключительности города на географической карте мира.

Бесспорно, вопрос, который стал предметом исследования, касается больше самого становления и развития водоснабжения в Николаеве, хотя, как на наш взгляд, этой проблемы не обходят и многих других. В своих предшествующих исследованиях мы неоднократно возвращались к вопросу о первом водоснабжении, наибольших источниках, прославленными своими свойствами. Тем не менее, новизной данного материала есть то, что он объясняет природу чуть ли не всех городских колодцев и фонтанов, количество которых была в начале столетия достаточно приличным. В основу работы положена записка профессора Московского университета, всемирно известного гигиениста Ф.Ф.Эрисмана, а также иные документы и свидетельства очевидцев, которые подтверждают нижеизложенные факты.

Итак, эта записка была направлена в Николаевское общественное управление за несколько лет после провала контракта на строительство водопровода в Николаеве фирмой „Фортен Герман и Ко” по контракту 1883 года и напечатанная отдельным изданием в 1886 году под названием „Пояснительная записка к вопросу о водоснабжении г. Николаева”. Фактически, этот документ стал причиной следующих этапов развития водопроводного дела в Николаеве, а именно - скорейшей закладки, строительства и торжественного открытия Николаевского водопровода.

Итак, немного предыстории. После больших дебатов, возникших после провала контракта на строительство водопровода, Николаев утратил надежды. Как объяснял профессор Ф.Эрисман в начале своей записки, он хоть и признал неудовлетворительным качество воды, найденной концессионерами, был не против поисков воды в других частях города. Но кто к нему тогда прислушался?

В Николаев профессор Ф.Эрисман прибыл только в 1886 году, но сразу стал свидетелем такой картины: инженера фон-Брунгофа, представителя французской фирмы, главного подрядчика строительства водопровода уже не было в городе, а следы его работ в районе Водопоя относительно поисков качественной воды были еще свежими. Итак, основной задачей для профессора оставалось определение наилучших источников для водоснабжения города, поэтому были осмотренные колодцы Малышева, Водолагина, Степановой, колодцы в Адмиралтейской части города, на Плотничной улице, близ православного кладбища, Турецкий, Спасский источники и прочие. Кроме этого, специалист посетил существующие источники Водопоя, Калиновки, Михайловки, Богоявленска, сделав анализы воды не без помощи известного в городе провизора Крицкого (который, кстати, приложил значительные усилия к  работе над проверкой свойств воды). Профессор пришел к заключению, как и когда-то инженер М.Алтухов: качество воды зависит от геологического строения почвы. Фактически, не имея под руками основательных материалов, профессор приступил к изучению существующих документов и работе в городе над самими источниками. Он верил, что и воду, добытую в черте города, еще возможно использовать с целью водоснабжения

Профессор Ф.Эрисман признал, что в границах Николаева воды достаточно для постройки отдельного водопровода, и это благодаря тому, что почти все колодцы находятся недалеко один от другого. А это, в свою очередь, было экономически и практически выгодно. Кроме этого, важным признаком всех колодцев было сходство геологических условий во всех местах каптирования самой воды. Вспоминая слова доктора Э.Кибера, своего предшественника и коллеги, профессор делал акцент на том, что все колодцы -  сверхмощные. И даже то, что во время работ над колодцем Степановой было невозможно углубиться ниже 1,5 арш. при общей глубине 11,5 аршин, говорил сам за себя – вода здесь есть.

Вопрос водоносных горизонтов значительно заинтересовал московского исследователя. Неизвестно, пользовался ли он материалами многих геологов, в частности, В.Зуева, Гюльденштадта, А.Палласа, Барбата-де-Марни, тем не менее, он выдвинул гипотезу о существовании подпочвенной речки, которая имеет общее направление с северо-востока или с восхода к юго-западу (или западу). Кроме этого, по свидетельству местного населения, этот водоносный горизонт целиком независим от других факторов, поэтому, в частности, после дождя количество воды в источниках, расположенных по городу, никогда не увеличивается. Возможно, это и есть причиной того, что и химические составы воды всех колодцев похожи.

Сосредотачиваясь на происхождении источников Николаева, профессор Ф.Эрисман признал, что наличие подпочвенной речки является важным признаком не только нашего региона. Несмотря на отсутствие геологических и гидрографических данных, исследователь указал на то, что одна с упомянутых подпочвенных речек имеет общее направление из севера-востока на юго-запад, и течет между Ингульцом и Ингулом, под острым углом к последнему, а уже вблизи Николаева впадает в Южный Буг. На своем пути эта речка отсылает свои ветви к Ингулу, где они появляются в виде источников: на склоне или у самой речки. Вот почему основное течение идет к Николаеву, подпитывая все городские колодцы.

Фактически, подпочвенная речка - причина появления фонтанов в многих местах города и предместья, в частности, в Богоявленске (эту мысль подтверждает и краевед В.Касьяновский, автор исследований, посвященных забытым страницам истории нашего края). К примеру, где-то в районе Богоявленска, в границах ареала самого фонтана, известного с конца ХVІІІ столетья, есть место, где можно регулировать направление самой речки, и, соответственно, мощность источников. Кроме этого, по свидетельству старожилов, в этом районе существует подземное озеро, с одинаковой температурой и неизменными химическими свойствами воды на протяжении года. Вопрос: что бы это могло быть, и есть ли здесь какая-то правда и связь с материковой подпочвенной рекой?

Итак, продолжая свои исследования, профессор Ф.Эрисман поставил вопрос: почему вода подпочвенной реки попадает в Буг, а не выходит к Ингулу? Он объяснял это тем, что водонепроницаемый пласт вместе со всеми другими подпочвенными наслоениями, имеющими склон к Ингулу, немного выше самого Николаева. Потому и возникает снижение к Южному Бугу. Это заметно, например, в самом городе, где склоны Ингула выше, чем Южного Буга.

Учитывая наличие подпочвенной реки, профессор заметил, что ее истоки - с Севера губернии, и, кроме этого, она пресная, что и подтверждают анализы воды во многих колодцах и источниках города Николаева. Тем не менее, учитывая естественное смешивание с другими водами края, качество речной подпочвенной воды ухудшается за счет наличия повышенного количества известняка, магнезии и т.п., поэтому становится более жесткой. Так же следует сказать и о наличии солей, которые формируют анализ подпочвенной воды. Поэтому не случайно Ф.Эрисман подчеркнул, что вода колодцев, расположенных на скате к Южному Бугу, намного лучше той, которую добывают в колодцах близ Ингула, на которую, скорее всего, влияют еще и особенности самой почвы.

Резюмируя свои исследования, профессор Ф.Эрисман пришел к выводу, что если детально исследовать территорию нашего края, по которой распространяется русло подпочвенной реки, можно добыть необходимое количество воды, лишь бы обеспечить в будущем водоснабжение города,  несмотря на любое увеличение населения Николаева. В этом профессор снова- таки повторял утверждения инженера Алтухова,. Так, в частности, обустраивая водосборную галерею перпендикулярно к направлениям подпочвенной воды в городе, можно было бы построить все необходимые колодцы, тем самым, перехватив подпочвенную воду и обеспечивая мощность отдельных городских колодцев.

Кроме того, Ф.Эрисман выдвигал гипотезу относительно места потока подпочвенной речки в черте города. Так, по его наблюдениям, она протекает через перешеек между Южным Бугом и Ингулом, который объединяет полуостров, на котором находится сам город. Это, в свою очередь, абсолютно небезосновательно помогло бы определить глубину нахождения, направление и мощность водоносного пласта. Скорее всего, замечал профессор, воду следует искать в необходимом количестве восточнее от города, так как именно там подземное течение намного мощней (думаем, это и повредило концессионерам в своих поисках воды еще в 1883 году, которые  сосредоточились не у берега Южного Буга, а только Ингула, хотя и владели соответствующей информацией относительно гидрологических условий местности).

В своих выводах профессор Ф.Эрисман преследовал такие вопросы: почему ни один из исследователей не ставил вопрос о водоснабжении из Южного Буга? Сравнивая анализы, выполненные как ним, так и его предшественниками, в частности, профессорами Вериго, провизором Крицким и другими, он заметил, что по  химическим свойствам бугская вода значительно лучшее ингульской, хотя и требует незначительной фильтрации от органических соединений, которых достаточно. А к тому, качество воды городских колодцев находится приблизительно на одном уровне с водой Южного Буга, количество которой выдержит любое население города.

Резюмируя сказанное, профессор Ф.Эрисман советовал своим коллегам в Николаеве, которые продолжали заниматься поисковыми роботами, выполнить следующее. Во-первых, вслед за советом Алтухова, пробурить скважины, которые бы помогли определить расположение и мощность подпочвенной речки, подпитывающей городские колодцы. Было одно условие: бурить не в западной или же юго-западной частях города, как советовал Алтухов, а в восточной части Николаева, по направлению к перешейку, а там, за городом, ближе к берегу Ю.Буга, чем Ингула, поближе к Поповой и Широкой балкам. Во-вторых, если не будет возможности выполнить упомянутые работы, водоснабжение Николаева лучше построить на бугской воде, чем ингульской. Именно с такими словами обращался к своим коллегам профессор Ф.Эрисман.

К сожалению, материалы профессора были взяты на вооружение значительно позже. В 1894 году состоялось особое заседание в Николаевском отделении Императорского русского технического общества по вопросу устройства водопровода в Николаеве. Председателем заседания был В.А.Даценко, а присутствовали К.П.Боклевский, Л.Л.Гаврышев, Л.К.Юстус, В.Ф.Соболев, Л.П.Белявин, известный врач Г.Л.Крицкий, доктор Э.Э.Кибер и др. Они решили, что необходимо начать поиски воды в местах, очерченных Ф.Эрисманом путем бурения пяти буровых скважин.

По результатам бурений, комиссия пришла к выводу, что строить водоснабжение города на воде из рек бессмысленно: лучше всего употреблять подпочвенную воду, тем более она отвечала всем требованиям. На самом деле, было сделано семь буровых скважин. Первая буровая скважина была заложена вблизи старого еврейского кладбища, вторая – на розе Маломещанской и Мельничной; третья буровая скважина находилась на перекрестке Рыбной и Инженерной улиц (там, кстати, было найдено больше всего потоков подпочвенных вод). Итак, исследования подчеркнули, что первый уровень водоносного пласта этой скважины был на уровне Ю. Буга, второй - саженью ниже, третий найден на глубине 10,7, а четвертый – 24 сажени. Итак, общая глубина достигала близко 32 саженей. Пригодной к употреблению была только вторая и третья воды).

Продолжая исследования, необходимо сказать, что четвертая скважина была заложена во дворе яхт-клуба, где и была найдена вода на нескольких уровнях, имея горьковато-соленый привкус. Пятая буровая скважина разработана на Сухом фонтане, на высоте 16,7 саж. над уровнем Ю.Буга. К сожалению, воды там вообще не было. Шестая заложена в районе Песков за вокзалом, и уже на глубине 10 саж. найдена качественная вода. На шлагбауме вырыт колодец Кланцем по разметке инженера Белявина, где была найдена  жесткая и солоноватая вода. Итак, качество седьмой буровой скважины, как и нескольких предшествующих, не удовлетворила Комиссию.

Чем же поясняется такое колебание в качестве подпочвенной воды в разных уголках города? Известный тогда геолог Н.А.Соколов в своем исследовании “О происхождении лиманов южной России” доказывает, что русло речки, скорее всего, Ингула, было каким-то образом изменено, поэтому это и повлияло на формирование рельефа Николаева. Результаты изучения известняковых пород доказывают, что настоящий Николаев вообще находится на дне бывшего моря, а после его поднятия понтический ярус подпал под смыв. Вот почему современная территория напоминает объединение блюдцевидных ям и углублений.

К сожалению, далеко не все из того, что было определено выдающимися исследователями, было использовано николаевцами в своем трудном деле -  строительстве водопровода в городе. Тем не менее, пройдут времена, появится вода в кранах квартир, хоть и днепровская, но от этого проблем не станет меньше.

Т. Креминь

г. Николаев

Первое водоснабжение города.

 

История нашего города достаточно интересная, ведь его судьба тесно переплетается с историей как всего Юга Украины, так и Русской империи в целом. До сих пор в истории Николаева хватает своих „белых пятен”, причем они касаются, в своем большинстве, периода становления центра кораблестроения. О тех или иных памятных местах мы узнаем, как правило, с немногих источников, которые сохранились в далеких заграничных и немногих фондах местных библиотек. Львиная частица этих сведений принадлежит источникам, появившихся ”из первых уст”. Кто не знает о подземных коммуникациях (минах) или закопанной золотой карете, златоверхих церквях  или грандиозном фруктовом саде в Лесках?  Спросите у коренного николаевца, и он вам расскажет, а вот с первоисточниками – туговато…

Одним из белых пятен истории нашего края являются сведения о доброкачественных подпочвенных источниках, слава о которых выходила далеко за границы губернии. Наличие и количество источников зависело напрямую от особенностей водоносных горизонтов, которых насчитывалось не менее десятка. Концентрация этих источников была, в основном, в районе Богоявленска и Спасска.

Богоявленский фонтан начали строить 1797 году на месте одноименного источника. Поражала форма сооружения: в центре находился расписанный цилиндр (четырехгранная усеченная пирамида, с длиной стороны основы около 1 м), находящегося на небольшом углублении (1,5 м). К самому фонтану, который еще называли Турецким, было два спуска каменными ступенями. Вода выходила самотеком под большим напором с четырех сторон через трубы. Фонтан подпитывался водой с двух подземных сборных галерей, расположенных за 20 и 62-64 м от него. Неиспользованная населением вода попадала в бассейн, который был за 12 м, где, как правило, зачастую еще и стирали белье. Оттуда вода попадала, конечно, в речку.

На самом цилиндре, как это видно с сохраненных фотографий, сделанных в середине ХХ ст., были изображены лики святых (скорее всего, покровителей воды). Сверху находился шар, на котором был закреплен крест (демонтирован в 1936 году). Символику всей архитектурной композиции, очевидно, было заимствовано со старого герба Николаева. Иконы на самом цилиндре, бесспорно, играли свою, неповторимую роль: они были настоящими хранителями воды. О качестве воды говорили, что она лечила тяжелобольных, и даже – слепых (!). Ради такого чудотворного лечения сюда приезжали со многих уголков Российской империи.

В этой небольшой истории есть и частичка мистического. Сказывают, что во время ремонта (?) фонтана в 1936 году голубей и ангелов со святыми, изображенных на цилиндре, зарисовали голубой краской. Но произошло чудо: со временем иконы проступили сквозь масляную краску, и люди увидели своих святых снова. Одна из легенд объясняет загадочное возникновение названия “Богоявленск”.

“Это было, наверное, в те времена, когда Иисус Христос ходил по миру: зашел он и на наши земли. Тогда здесь жилы разные племена, и появились среди них падуны (вещуны). Было бы ничего, но те падуны что-то сделали, и пропала вода: нечего было пить и варить кушать. Тогда люди захотели покинуть эти земли. И как только они решили уйти в другие края, и собрались уже на том месте, где теперь раскинулся парк, как видят: к ним направляется мужчина, немолодой, с посохом в руке, и спрашивает: ”А чего это вы, люди, загрустили, что-то произошло?” А они и ответили, что, вот, воды нет, чтобы пить и варить кушать. Тогда незнакомец ударил посохом по земле, из которой забил источник, и сказал: ”И не сокрушайтесь, люди, так как вода под вашими ногами”. Он наклонился, напился и попросил полотенца утереть лицо. Люди дали полотенца и быстро направились к воде. А когда люди вспомнили о незнакомце, то увидели вместо него лишь полотенце, которое висело на дереве, на котором было изображено только лишь лицо путешественника. И тогда они поняли, что это был сам Бог.

В честь явления Господнего была построена церковь Богоявления, село назвали Богоявленском, а речку – Бог. И зажили люди счастливо, и вода всегда была доброй и вкусной, и падуны уже ничего не могли сделать против воли Господней. А та церковь была деревянной, и во времена войны с турками она сгорела вместе с полотенцем, а на его месте было построено новую – из камня.”[1].

Достоверно известно, что этот источник был достаточно богатым водой, ведь мог удовлетворить значительное количество населения. В газете “Николаевский вестник” за 24 июля 1873 года сообщалось такое:”...в Богоявленске источники выдают ежесуточно 61000 ведер воды, из которых используют 16000, а 45000 - направляются в Буг”.

Но в Николаеве находился еще один источник, вода которого, фактически, стала основой водоснабжения в период становления города. “Главный источник пресной воды, которым пользуются жители города, находится в Спасском  урочище, где цветут южные деревья. В вершине этого русла и находился известный источник на расстоянии 100 саж. от Буга” [2]. От него со временем была проведена вода к берегу на пристань в бассейн с целью заполнения пресной водой корабли. От источника, низиной, шла к речке аллея, которая заканчивалась каменной пристанью.

Спасский источник был открыто путем каптажа, сделанного еще во времена Потемкина, в далеком 1790 году. Он брал воду из водоносного горизонта, созданного местными атмосферными осадками на меотическом  уровне. Средняя внутренняя температура этой родниковой воды была значительно выше средней годовой температуры атмосферы. Вода из этого источника подавалась в фонтан и била струей близ известного дворца князя, а уже потом, в начале 19 столетия, рядом с ним было проведено трубы в водосборный бассейн возле Варваровского моста. Оттуда брали воду все водовозки города вплоть до запуска водопровода.




 Підготувати сторінку для друку Підготувати сторінку для друку


 
Вибачте, коментарі не дозволені для цієї статті.
Web site engines code is Copyright © by PHP-Nuke. Theme Махнач П. Троцкий В.
PHP-Nuke Copyright © 2004 by Francisco Burzi. This is free software, and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty, for details, see the license.
Відкриття сторінки: 0.27 секунди